***

может быть, кажусь тебе человеком
из прошлого
неинтересной
немодной
слабой
может, мы почти не знакомы
тебе рассказывали, что я была замужем
или что живу над тем баром
или может, что где-то струсила
мы учились на курсах вождения
виделись на съёмочной площадке
лестничной клетке
в магазине канцелярии
пригибались во время обстрела
занимались сольфеджио у стеллы николаевны
брели в походе по крыму
переглядывались в филармонии
ждали рейс
бегали по стадиону
отвозили что-нибудь куда-нибудь
мало ли, как случаются встречи
но если однажды станет вот так
что нет никаких причин
жить
приходи ко мне
в маленькую квартиру
там, бывает, нет еды
на кухне только два стула
в прихожей кроссовки и открытка на стене
нечего рассматривать
но я учусь
и много раз останавливала себя
может, и тебя смогу
хотя
вообще не собиралась
мне ли увещевать

пусть кто-то будет рядом,
если ты решишь
может быть даже,
я не худший вариант,
чтобы поговорить напоследок,
сделать глоток воды

у меня вот такого человека нет

на мои сообщения давно не отвечают

а с собой наедине можно случайно
договориться не о том

поэтому включаю музыку на всю
и заглушаю этот голос внутри

приходи, послушаем музыку вместе

•••

•••
проводила до дверей друга
будь шаманом я, дала б зелье
будь любимой я, зарыдала б
будь я матерью, с собой в руки
завернула бы платок снеди
и маген давид сняла с шеи
и квадратиком в карман — фото
где отцу всего двадцать девять
будь сестрою, заслонила бы двери
младшим братом, — шла бы тихо вдогонку
будь я деревом, склонилась бы низко
будь дорогою, вильнула бы вправо
проводила до дверей друга
он два раза уже обернулся
он искал в моих глазах зелье
слезы горя или взгляд мамы
и на шее у него пусто
и в кармане не лежит фото
и никто не запретил выйти
на виляющую дорогу

киев’19

**

на каждую ласточку хвостик – два уголка
на каждое яблочко листик и черенок
и девочке каждой два маленьких кулака
распутать венец и свой заплести венок

а ниточка тянется к Адаму ли от меня
и к Каину ли, к разделению на тень и свет
на каждую девочку ночь и остаток дня
прицельное да, перевешивающее нет

на каждую боль полтаблетки и теплый душ
на каждую встречу не каждому добрести
на каждую правду по дюжине мертвых душ
на каждую душу эскиз, силуэт и стиль

в обед полчаса, для всего у всего цена
внутри самолета молиться, смотря в окно
на каждого папу рождение и вина
а маму не каждому, то-то же и оно

на ноты настольную лампу и тишину
на щеку ладонь, ожидающую тепла
на сотни часов одиноких меня одну
и запах духов, ночь в отеле и шоколад

киев’19

***

ты хочешь ломкий лучик в окно
и трепет веток ветром под ночь.
из рук любимых пить и помочь,
чтобы само рождалось оно —
прощенье, ласка, время уйти
щеку хлестнуло, но без следа,
слепое, но удачное «да»,
случайное «садись, по пути».
ты хочешь окунуться в поток
и помогать ему пробежать
до самого конца, когда жаль
оставить по себе пару строк.
помочь хотел бы, вынуть ядро
и донести его до людей.
и это твой фланирует дрон,
тяжелый от красивых идей.

киев’19

 

зіткані

ми зіткані, зіткаємось щочас
із цілими, із довгими, із вічними
дорогами, шляхами, протиріччями
сльозами по плечах і на очах

зіткаємось і рвемось на шматки
на лоскути, їх вітер перемішує
сідаємо за сонцем і за тишею
здимаємось, немов цепні мости

і я хапаю руку, пальці рідні
хто ти, найперша мати матерів
моя сестра, і очі твої мідні
метають в мене стріли сльоз і слів

хто ти, донька, знатниця, відьма, знахарка
навіщо і куди ведеш мене
і що з тобою в серці буде знайдено
і що твоя присутність прожене

і зітканість та рветься посередині
стає міцною знову, кличе геть
я не одна, ми разом, сшиті, зведені
на час життя і на коротку смерть

київ’15.7.19

На изображении может находиться: один или несколько человек и часть тела крупным планом

•••

коронные часы надеты на двоих 
и тикают вперед, внимайте выживая. 
а если потерял им счёт и бой затих, 
старайся помолчать, что станция большая — 
на несколько путей. не перепутать их:
вот третья, вот шестая.

да что там, забегай, затисканный билет,
морщинки проводник запустит разговором.
попутчики и груз, и родственный привет
отправишь за окно со шторкою узором, 
но толща — два стекла — не даст понять: ответ
с добром или укором.

а если рельсы — миф, придумка, ерунда 
и можно выходить за горизонты поля,
билеты и багаж задумчиво отдать,
да точно под стрелой, с приятием и волей,
пойти наискосок, куда велит звезда, 
не ощущая боли?

*

у тебя все твои основанья меня не любить
этот двинутый лёд на реке
эти жилки под кожей
и холодные стекла
и жаркие плечи
и быт
и истории прошлых и выдумки будущих, может
у тебя все твои основанья меня не любить
можешь вылить их в лишний стакан и насыпать в ботинок
на перилах следы остаются
да топот копыт
кто-то еле заметной дорожкой
в подкасты закинул
у тебя все твои основанья меня не любить
за припухшие веки, за громкие фразы
за трусость
закрываются в восемь работы и
медные трубы
а я даже не знаю, что это такое гудит
я твои основанья не вижу, мне страшно и так
не хватает ладошек держаться
мешаю и прячусь
слышу топот, и думаю, лошади, лошади скачут
а ты мимо идешь и обидно бросаешь: дурак

родить дитя и самой ему выбрать имя
самой решить, на какой стороне лежать
и быть собой, а не правильными другими
а оттого умножаться и дорожать
закрыть письмо без ответа, уйти из цирка
сказать: “не буду”, “мне больно” и “не хочу”
искать свое и не верить, что есть притирки
к тому, что давит и мнется не по плечу
сменить белье на шелка, на виссон, на кожу
свою же кожу, любимую наготу
не отвечать на вопрос о любви: “я тоже”
в приюте выбрать собаку – свою мечту
и жадно есть, жадно плавать, решать задачи
дарить с отвагой и с жаждою обнимать
жить, понимая, что может быть и иначе
но без обиды помнить и вспоминать

***

я ліхтар, мене загублено вночі
серед чорних гір і травистих долин
я запалений ліхтар, горю нічий
і не знаючи не знаю, чи один

мені трапиться володар чи ніхто
звідти той вогонь, навіщо чорний дим
в чорнім морі ні мілини, ні глибин
в чорнім небі за чумацьким, за шляхом

я ліхтар, і я горів, не зволікав
рятував, тримався міста і ріки
і зі мною говорили моряки
і на мене світ молився, і зіркам

після темряви, невігластва, імли
був я другим після світу, був меткий
і здавалося, я знаю, хто такий
через мене масні промені текли

нині згублений, як людство і ключі
як забутий сенс, як право на життя
приходжу до тями і серцебиття
чи палаю, в чорнізні палаючи

***

у тебя есть я, если что
и в метель есть я, если что 
и в жару я есть, если что
в расстояньи звука

я в прихожей буду стоять,
или вверх смотреть за окном
буду добрым сном
волшебством
я возьму за руку

у тебя есть ты и есть я
я в прихожей буду стоять
и махать рукой с корабля
счастливо и нежно

и какой бы ни был маршрут
у тебя есть я, и я тут
до меня семнадцать минут
через побережье

%d bloggers like this: