////

восемь тысяч девяносто девять воинов я слепил.
был бы жив цинь шуханди –
был бы мертв.
а теперь – на века.
тридцать восемь лет морока.
 
ночью
приходят рабочие.
нет-нет,
вот так:
устраивают толчею –
кланяются, не поклоняются.
с издевкой, как змеи,
на мертвых руках лежат мертвые дети.
выстраиваются вдоль аллеи
семь десятков тысяч:
жены,
отцы.
высунуты языки, пусты зеницы.
приказал цинь,
но в ответе
замерших уст –
скепсис.
я в ответе.
 
а воины…
одеть их
и лошадей,
в боевом построении вымуштровать,
колесницы,
шутов загримировать,
вооружить,
глазурью вскрыть,
краской…
работа.
 
славными умирают в битве
с сильным врагом,
закопанным в глину с песком;
а обращенные глиной кто?
цинь готов.
а вот мне доживать.
хотя жить охота.
возвращаюсь в сиань.
 
иду по улице, распахнут халат.
артрит.
и пальцы болят,
отказывают.
сердце
внутри
горит.
обдувает ветер,
придумывал, не убивал
работяг.
восемь тысяч девяносто девять воинов –
каждого,
будто сына.
и такое прочее.
династии циня.
а те рабочие –
что каждый хочет,
прилипая
во сне
к лопаткам,
животу,
ко всему мне,
вызывая тошноту,
тоску о дне,
когда выбор пал
монетой на снег?
в чем вина?
мне не гожа цена.
 
красавица, ты одна,
без мужа и брата?
стар, но давно стал богатым
и слишком устал для разврата.
могу зайти?
знаешь, что умер цинь?
и был похоронен.
на твоем пути – не посторонний.
я тот,
кто смог его погребенье спасти
терракотовой армией:
восемь тысяч девяносто девять воинов…
если честно, без десяти.
 
киев, декабрь 2016

Leave a comment

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: