больше месяца дженни пусто и безразлично
кипятком заливает овсянку, целует пса
аллергия, апрель, два экзамена на отлично
вместо зебры бесцветная жизненная полоса

избавленье от прошлого. дженни влечёт из дома
платья, сшитые мастером, туфли, стекло, текстиль
на кивок улыбается, что ещё за знакомый
до парадного – улица, ноги бы унести

больше месяца дженни молчит на свои вопросы
не вскрывает конверты, готовит себе одна
успевает в делах, дженни стала длинноволосой
ровный лоб, дженни спит, равнодушная и во снах

приглашают на вечер печальные кавалеры
мастер-классы, кино на диване, поесть том-ям
повторяют ее интересы, ее манеры
клетки скуки деля пополам и по четвертям

дженни ежится, и потом уже без разбору
то сошлётся на занятость, то не читает зря
дом пустеет. весна томится. да не зазорно
быть одной. но иное биологи говорят

тонкой дженни являлось раньше. страдалось тоже
у неё есть таланты, племянники и диплом
профиль чёткий, ресницы, глаза и мороз по коже
по делам бы ее, по заслугам, не поделом

месяц светится вверх рогами. огни летают
на часах две стрелы указывают вперёд
равнодушная дженни, тоненькая такая
в лунном свете за мной по пятам. по пятам идёт