момент настанет и не будет страшно

глупцы глупцам, жестокие жестоким

а ты у моря в поцелуе страстном

ты пинии, сардины и маяк

сандали с ремешком и эустома

цветущая узорами на сводах

моменту быть: рассеются обиды

вина исчезнет, ты не виновата

окажешься у мраморного моря

и розовое облако, и мальчик

швыряет чайкам из кармана крошки

как сеятель на собственной земле

и обликом предстанешь благовидней

чем та же ты тремя годами раньше

и различима в дымке невесомость

на берегу, у моря, в поцелуе

а волосы по ветру пряной солью

и за спиной малиновый стамбул

тот поцелуй действительный, желанный

как мед в рош а-шана на дольках яблок

такой же разрешенный привселюдно

одновременно только для тебя

и чуткие смолкают песнопенья

исполненные голосами предков

и статься бы расплате за былое

но ты свое вернула непомерно

теперь другие пусть. а поцелую

предела нет, и волны набегают

и снова голоса читают суры

чинары у мечетей и босфор

киев’8.9.20