a story

моря уходят
усыхают травы
снега как будто тлеют
замирает
когда идешь усталый по вершине
и видишь
массы воздуха и горы
и видишь
градиент небес и камня

и видишь, как причесаны деревья
и огоньки жилищ едва-едва

моря уходят
и уходят люди
последние уходят, как отливы
идешь по пляжу, ничего не видя
и видя все
огромная луна

моря уходят
умолять не стоит
уходят
не поймут
не объясняйся
не примут больше
но дадут надежду
и будут мучить
после рук чужих

уходят люди
но отправить можно
открытку
и поддерживать случайно
и делать вид
что сильный
становиться
таким
и удивляться, почему

уходят дни
и вот уже не страшно
ни сделать шаг
ни ошибаться дважды
но только кто возьмет за руку крепко
кроме друзей
и самого себя

друзья друзьями
но моря уходят
рыб косяки, строенья осьминогов
кораллы, звезды, сетки ламинарий
следы китов
акульи плавники

уходят птицы, строем, напевая
уходят звери, ровно по обрыву
уходят звуки,
это ваша песня
как колыбельной
ласковый мотив

уходят голоса, укусы, правда
вы там вдвоем лежали
но уходит
само воспрминанье об объятьях
и может быть, никто не виноват

приснилось, как погладил и смеялся
как спорил, как доказывал, и книжки
казались самым важным
и хотелось
схватиться, никогда не отпускать

приснилось и ушло необратимо
с морями вместе
рыбьими хвостами
там были вы и были птичьи стаи
никто остаться рядом не позвал

и от историй ничего не видно
обзора нет
скорей подняться в горы
смотреть вокруг
и знать, моря уходят
но как-то счастлив
за себя держась

киев’19

Advertisements

welcome to my Berlin readings on Haus fur Poesie

https://www.haus-fuer-poesie.org/de/literaturwerkstatt-berlin/veranstaltungen/alle_veranstaltungen/inglourious-poets-junge-juedische-dichterinnen-heute

Screen Shot 2019-01-19 at 11.30.23 PM.png

почти сонет K*

 

любовь моя, как черные леса
как тьма и луч
как белая пустыня
и поглощает эта полоса
и не остынет

любовь моя, как многоликий бог
как витамины всех цветов и вкусов
то устрашает: не ложись на бок
бычок укусит

то говорит: иди ко мне, иди
растай во мне, прильни ко мне, останься
и маревом слоится впереди
и нежным танцем

любовь моя, мои любви, мое
чудесное, безмерное, большое
и соль земли, и долго до нее
тянусь рукою

среди созвездий, птиц, домов и снов
за окнами садятся самолеты
ты спишь, ты рядом спишь, моя любовь
не зная, кто ты

flower mound’2019

•••

пусть у тех, кто на фото один, появится пара
пусть у тех, кто не хочет вставать, образуется смысл
пусть у тех, кто выходит из-под обстрела и жара
будет дом, сын, покупки, забота повесить карниз

пусть та, что обрезала связи, себя простит
пусть тот, которому в спину, поднимет руки
пусть те, кто ждут, –– дожидаются, те, кто спит
проснутся после рассвета, а не от муки

пусть дом, что построил отец, таким сохранится
пусть толстая кожа чувствует нежность и страсть
пусть птица не будет в руках, но пускай будет птица
слово какое, на дереве и проводах

пускай моряки вернутся из рейса и плена
пусть чистая обувь, из шкафа лаванда и ночь
пусть все напишут “ты с нами” одновременно
даже, когда не выручить и не помочь

пусть лужицы чая на скатерть и поздние танцы
пусть тонкое платье, пусть радуга, пусть зима
пусть каждая встреча в итоге заставить прощаться
но ценной будет не память, а встреча сама

пусть будут идеи, пусть будет работа и время
кто руки поднял, пусть спасется и будет спасен
пусть правые встанут с правыми или теми
кто способен увидеть правду с разных сторон

пусть умные учатся, глупые учатся тоже
пусть каждому по заслугам и просто так
пусть этой планете немножечко, но поможет
то, что мы держим других и себя в руках

AV

мы –– это другие, которые нас любят.
они шумные иногда, прямолинейные.
у них хороший вкус на друзей, на женщин,
на солнечные очки и паруса над волнами.
на кино, на черные шутки.
порой они не умеют остановиться,
а потом просят прощения,
и видно, что сейчас им очень-очень плохо,
и потом еще будет.
и вам очень-очень плохо.
но принято искать,
кто виновен.

или еще случается, что подводят,
даже если не обещали,
так все делают:
ожидают от живых и трепетных.
а они оп, и не стали.

дальше стоишь в мерцании вечерних ламп,
вокруг люди, которые не бывали у тебя дома,
не знают, сколько тебе лет, и кого ты любишь.
но нет того, кто любил тебя.
не только в этой комнате,
а вообще.
и ты стоишь.
и объясняют, что он боролся,
что перед тем, как в последний раз…
а ты уже не расслышала, что в последний раз.
и переспросила бы, но в этот момент
понимаешь, отрезок,
примерно, одна седьмая или пятая,
большой кусок тебя, куда-то делся.
вместо него –– непонятно и пусто.
потому что мы –– это те, кто нас любит.
с первого взгляда. до последнего разговора.
или любил.

и получается, все остальные –– это те, кого любим сами.
своей любовью и создаем их.
а больше ничего не нужно.

 

•••

знаешь, я, наверное, в депрессии или чем-то таком
джинсах, шарфе, городе без названья
объявили, пассажирам пройти ко трапу
из зала ожиданья
подняться сказали, занять места, пристегнуть ремни
знаешь, я, кажется, не они
им из иллюминатора видны небольшие стаи
чаек, уток, диких гусей и вальдшнепов
знаешь, мы все себя теряем, но местами
а чтобы целиком, нет ну
знаешь, в руке короб раскурочен,
соломка с загорелыми краями
в детстве делали вид, что курим
но кто же курит хлебные изделия
из иллюминатора видны еще
карикатуры
их фигуры слоняются без дела
человечеству надоело
веселье
карикатуристы остались без работы
клоуны без красных носиков
художественные ансамбли без пианино
знаешь
вот и дети больше не курят сдобную соломку
здесь всюду знаки, знаешь
всюду сообщают они нам:
‘запрещено’

киев’18

принесла тебе яблок с медом, переключайся
ты печален, сегодня праздник, а завтра нет
прочитала статью о необратимом счастье
скором, словно ракеты в небо на километр

обругали на улице, мол, говорю неясно
обвинили словами, не зная значений слов
ты свое изучай, осуждения неопасны
если переводить на множество языков

три горячие точки рядом, бери любую
никуда не укрыться, некуда убежать
ты учись, не смотри сейчас на передовую
и внимательно думай, что отдаешь в печать

в той статье ай м окей написано, это значит
я в порядке, не то чтоб счастлив, скорее жив
но не знают значения и о своем тлумачат
ай м окей, разумеется, счастлив, как вечный жид

и скитаюсь немного, и ничего не знаю
с бородою седой до пят, из былых легенд
ты напрасно печален, сын, смерти не бывает
как покоя, но есть надежда на хэппи-энд

киев

_ _ _

тяжелые жиром капли по ржавым листьям
дорожные сжаты карты на джипиэс
оранжевым ожил киев, как говорится
он жарким побыл, и жалким, но не исчез

транжирят дожди, живые вживляют жилы
жилым городам. заполненный водосток
желанные жизни жаждут, заворожили
прохожих, и жадный жалует ветерок

плащи, плащеницы, плавают и по плану
пилот прилетит на плавленый огонек
и осень пришла, как пленная, плача, плавно
и плещется площадь плоская, как платок

и льется, и льется, мельница, не планета
и лимфа, не дождь, и листья по цвету – кровь
и домом любая крыша стает, и где-то
по-прежнему ждут, объятия подгоготовь

киев, сентябрь’18

и вот ты вроде живешь без права перегорать
и планов вроде, и за плечами побед – гора
друзья пригнали к причалу белый большой корабль
отходит в восемь, побегать только бы до утра

и вот ты вроде бы любишь, веришь, трудолюбив
живешь без краж, прелюбодеяния, не убив
не ищешь лишнего, разделяешь свои слова
и помнишь вроде и обязательства, и права

в бюро создателей, производства и добрых дел
твой стол направо, где каждый третий бы быть хотел
небесный свет, чистота, цветы и уже пора
и у тебя вовсе нету права перегорать

и вот ты вроде бы понимаешь, осознаешь
и дел по горло. и темень близится, темень сплошь
и от тебя все зависит в самый последний раз
нет никакого права сегодня перегорать

и белый лист, карандаш, прочитана стопка книг
друзья, корабль, и ты непременно вернешься к ним
осенний лист среди лета, новый подъемный кран
держи зарядку, пускай не гаснет большой экран

киев, июль’18

%d bloggers like this: