Город М

– Ты едешь в М. Ты приедешь в М.?
– Когда ты будешь?
– Тебе зачем?
– Ну, выпьем кофе, никто не должен…
– Приеду завтра. Черт, сколько можно. Давай попробуем без проблем.
– Права. Не надо. Какие встречи?! Хотя ты знаешь, мне только хуже. Я пью практически каждый вечер. Кроме тебя мне никто не нужен…

За словом слово. Не знаю, даже, от этих слов есть эффект ли, будет? Гуляет тина ли по запруде? Белее вспышка ли фото-студий?
Бегут ли кони в долине снега. Лавины падают ли поодаль? Дрожит ли твердь от такого бега, растя скорей амплитудный модуль. Пусть за словами гоняют деньги. Пусть ищут их на страницах книжек. Борясь с болезнями или ленью: все дальше, лучше, красивей, выше… Но я от их ежедневной доли, на завтрак, в ланч, между сном и явью, теряю время, ругаюсь с болью, реальность трачу, себя теряю.

И снова:
– Слушай, давай без явок. Я был по уши теперь по горло.

Такой вот способ, точнее, навык: вдруг появляться легко и бодро. Не собиралась. Какие встречи? Я в новом платье. В работе новой. Но не об этом же я отвечу. Так много грусти, сомнений, зова.

– Забей, не нужно (по кнопкам бегло). Пиши куда-то в другое место.

Такое дело. Все. Надоело. Есть слишком многое… будет вместо. За стенкой солнце бросает вызов. Бежит ребенок в объятья чьи-то. Хлеб размораживают в “Репризе”. Весна, аллея и дольче вита.

Украина

“между печалью и небытием я выбираю печаль”
Чувствую себя выдумкой. Заняты инкассаторы.
Солнце бежит за зеркалом. Время бежит за мной.
Ямы надежно вырыты. Дышат горячим кратеры.
Что может быть печального с этой моей страной?

Я по рожденью старшая. Опытнее и злее я.
Помню, какие подлости встретятся за углом.
Знаю, что жизнь не страшная, если разбавить зелье.
Верю, что там, где влюбишься, можно построить дом.

А у нее по юности волосы не расчесаны.
Платье измято, грязное. В гадости башмаки.
В ямы ложатся грузные, грустные, так беспомощно,
Не обретя приданое, – жители-женихи.

Я все старалась спрашивать, стук уловить под ребрами,
Голос расслышать девичий и посмотреть в глаза.
Но пропустила, видимо. Стала она недобрая.
Стала бояться, бедная, правду про все сказать.

Кровь с молоком под тряпками. Хочется продуктивности.
Самодостатка в области, большего ВВП.
Младше меня, но бабкою просит под храмом милости,
Не открывая таинства, сколько еще терпеть.